Знакомтсва для татар

Ольга Ларькина Всенощная, Наталия Самуилова Исповедник Православия. Знакомтсва для татар должны свидетельствовать об Истине своей жизнью.

Кто ищет Истины, просто не может её не найти. И я должна рассказать, как Господь нашёл меня, а потом и я — Его. Ничто не предвещало мне Православия, а тем более монашества. Родилась в семье простых служащих в чисто татарской семье в маленьком городе в эпоху воинствующего атеизма. Когда училась на биологическом факультете, после изучения животного и растительного мира на планете, я поняла: тайна мироздания есть. Пошла на психологический факультет, чтобы понять: тайна души — есть!

Человеческие умозаключения безсильны исчерпать немые вопросы и предчувствия. Потом, еще даже некрещеной, в церкви Раифского монастыря прикасаюсь к чудотворному образу Грузинской иконы Божией Матери. Потом я днём вижу мысленно Нерукотворённый Спас на плате, никогда ранее мной не виданный. Вскоре встречаю этот образ в церкви и после этого без раздумий принимаю Крещение, потому что игнорировать это знамение просто боюсь. И вот итог, превышающий мои ожидания и старание: я попадаю в состояние нового рождения души, физически ощущаю сползание с себя прародительского греха.

Ухожу в монастырь, принимаю постриг — вот и всё. Конец мучениям жизни до крещения, и всё пребывающая радость бытия с Господом Иисусом Христом, Его Пречистой Матерью и святыми, с наставниками в вере, братьями и сёстрами во Христе. Конечно, человеческий фактор сыграл главную роль в принятии монашества. Чудный старец с небесно мудрыми подслеповатыми глазами учит меня жизни во Христе, одаряет любовью, превышающей все трудности полной смены психофизического бытия.

И через 20 лет я должна исполнить его добрые слова: ты звёздочка татарского народа, забудь о своём земном счастье и служи народу, как Бог повелит. И я должна рассказать о моём Христе так бережно, чтобы не вызвать неприязни от вторжения чужого ума в устоявшийся мир представлений чужого человека, кто бы он ни был, не задеть интимного чувства Бога, сложившегося в его душе. Значит, я имею право говорить только сердцем, только пережитое мной. Отдать свой опыт на суд, так как мню, что живу верой и хочу вернуть свою веру тем, кто по Промыслу Божию ждёт моего свидетельства.