Знакомство язычество

Книгопечатание устроилось на Руси намного позднее, чем в большинстве европейских стран. По знакомство язычество с Германией, родиной Гутенберга, — позже на целое столетие.

Этот факт много раз использовался мифотворцами, провозглашавшими «вековую отсталость» России. По мнению таких мифотворцев, Церковь, «ненавистница просвещения», натравливала темный народ на заезжих европейских типографов, преследовала и изгоняла русских печатников, публично сжигала книги. И даже если вынуждена была в конце концов уступить требованиям времени, то лишь потому, что массовое тиражирование книг случайно совпало с ее собственными интересами. Накануне Дня славянской письменности и культуры мы попробуем разобраться, как же было на самом деле. Однажды на лекции по истории книги нам, студентам Полиграфического университета, рассказывали о первой попытке европейского печатника создать на Руси типографию. Дело было в Новгороде в конце XV века. Дама-лектор с иронией поведала о том, как горожанам не понравилось новшество и они утопили немецкого просветителя Бартоломея Готана в реке.

Миф этот, одно время бытовавший среди историков русской культуры, вырос из нескольких фраз немецкой хроники XVI века. Ее автор настолько фантастически описывает попытку введения на Руси книгопечатания в 1490-х годах, что заставляет глубоко усомниться в своей осведомленности. Бартоломей Готан, типограф из Любека, был одним из тех, кто действительно знакомил русских с западной печатной книгой. На Русь он приехал по приглашению Церкви, ко двору новгородского архиепископа Геннадия, развернувшего в те годы широкую просветительско-переводческую деятельность. С собой Готан привез немало печатных книг, в том числе из своей любекской типографии. К концу XV века на Руси уже хорошо знали европейскую типографскую книгу.