Знакомство с любимыми и родными

Два года мы трудились над серией «Люди Божии», во время работы и после неё со мной стали происходить неожиданные и удивительные события. Поездка в Америку для меня, никогда в жизни не бывавшей за границей, представлялась совершенно знакомство с любимыми и родными, тем не менее она состоялась.

По окончании работы над книгой о преподобном Севастиане Карагандинском меня пригласили в гости его духовные чада, в итоге был написан рассказ «Почему ты такая суворая? После того как мы закончили работу над книгой о преподобном Иоанне Шанхайском, Сан-Францисском чудотворце, меня пригласили приехать в Сан-Франциско почитатели святителя Иоанна, без помощи которых я никогда в жизни не смогла бы туда попасть. После книжечки о святителе Луке Крымском меня пригласила в гости семья из Крыма, которые не только помогли мне увидеть православный Крым, но и свозили к мощам святителя и даже подарили частицу его гроба. Эти крымчане оказались глубоко верующими и жертвенными людьми, которым очень хотелось поделиться со мной радостью жить среди многочисленных православных святынь Крыма.

Итак, знакомьтесь: семья Малиновских из Феодосии. Феодосии, учится заочно на врача-реабилитолога, усердная паломница по святым местам. В Бога я верила с детства, но в юные годы ходила в храм редко, по большим праздникам. Переворот в моей душе случился около 20 лет назад, когда я тяжело заболела. Исхудала, при росте 168 весила 42 килограмма и продолжала худеть.

Врачи поставили диагноз «цирроз печени после перенесенного гепатита» и развели руками. Я не могла ничего есть и готовилась к смерти, меня качало от слабости. И вот в тонком сне я слышу: «Тебе уже недостаточно молиться так кратко! Что это за молитва, я тогда не знала, и, проснувшись, первым делом схватила единственную в доме православную книгу. Нашла «Верую» и поняла из «Закона Божия», что это Символ веры, в котором заключена вся суть Православия.

Я стала читать Символ веры, «Закон Божий», и каким-то образом меня озарило: я должна жить по заповедям Божиим и стать такой, какой меня хочет видеть Бог. Это был сильный толчок к вере. В этот период мы встретили моего бывшего одноклассника, ставшего иеромонахом Елеазаром. Он соборовал Викторию и благословил причащаться не реже одного раза в три недели. После своей тяжелой болезни она родила мне ещё третьего ребенка.

Жить нам было негде, общежитие имелось, но проживать там с семьей было невозможно: ни воды, ни нормального туалета. Семьи военных снимали квартирки, какие-то домики, и мы тоже жили на съемных квартирах. Как только мы чуть-чуть обживались, наводили порядок и уют, хозяева просили нас съехать, и мы снова искали новое жилье. Последним из наших съемных пристанищ был довольно ветхий и маленький домик в селе, недалеко от аэродрома. Мы сняли его, потому что нам уже некуда было деваться.

Там имелась печка, колонка во дворе. Дрова я возил вязанками на велосипеде. Воду давали три раза в неделю, и все запасались водой, постоянно бегая с разными баклажками. Это был конец 1990-х, и зарплату мужу не платили по полгода, так что семьи военных жили почти без отопления, пользовались буржуйками и спали зимой в шубах для экономии. Топить печь и работать в огороде я умела. Они несли яйца, и на праздник мы могли позволить себе запечь гуся. В этом домике я родила нашу младшую дочку Анечку.

У нас оказались очень хорошие соседи. Соседка Мария Константиновна отнеслась к нам как к родным детям, угощала дарами своего сада. В храме я познакомилась с прихожанками, которые стали нам родными людьми. Там имелась прекрасная святоотеческая библиотека, и я прочитала все книги, утоляя свою духовную жажду.

Он служил в те годы в селе Яркое Поле, где мы жили. Эта встреча укрепила в вере мою жену и привела меня в Церковь. Отец Варнава попросил меня помочь ему в качестве водителя. Я как раз был в отпуске и с легкостью согласился. Мы с отцом Варнавой поехали освящать дом, в котором произошли два самоубийства. Семья, купившая этот домик, узнала об этом слишком поздно. Получилось так, что глава семейства тоже повесился.